Писания!!! Ну... Пишите
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Братья -> Не фестивальное -> Искуcство, творчество

Белка Ответить с цитатой  



Зарегистрирован: 13.03.2006
Сообщения: 2243
Откуда: Можай

СообщениеДобавлено: 23 Сен 2006 01:08    Заголовок сообщения:
 
Рустик писал(а):
Да, не просто вас понять, можайские девушки.

Не говори!!! гыгы От такие мы!

_________________
Закрой дверь перед всеми ошибками, и истина не сможет войти. ( Р.Тагор )
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора

ГРОССМЕЙСТЕР Ответить с цитатой  
Гость





СообщениеДобавлено: 29 Сен 2006 06:02    Заголовок сообщения:
 
Кто нибудь читал пародии А. Иванова???
Вернуться к началу

Денис Ответить с цитатой  



Зарегистрирован: 23.07.2006
Сообщения: 28
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: 27 Окт 2006 17:24    Заголовок сообщения:
 
А меня вот недавно любимая бросила...вырвалось как-то:
Я ж не могу заставить,
Слов подобрать нескудней!..
Если не хочешь жить в Счастье праздника
Будем жить в тирании будней...

_________________
НАША СИЛА-В ЕДИНСТВЕ!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail

Нафаня Ответить с цитатой  



Зарегистрирован: 03.01.2006
Сообщения: 2748
Откуда: Минск

СообщениеДобавлено: 10 Дек 2006 01:20    Заголовок сообщения:
 
«Нет больше той любви...»
Игорь МАРИУКИН
http://otrok.n-t.org/pb/rz/nt.htm

Санька появился у нас, когда снабженцы подвозили нам жратву – мол, заберите солдата, командирован к вам, а своих потерял. В том грандиозном бардаке, который творился в ту пору в Грозном, подобная ситуация была не редкостью, но нашему комбату чем-то новый боец показался подозрительным, и он, забрав его с собой, что-то там целый час выяснял по рации.

Хотя на шпиона наш новый товарищ был похож меньше всего – рыжеволосый, веснушчатый нескладный детина лет двадцати двух – двадцати трех с простецкой улыбкой и «окающим» говорком. Сразу подошел к нам, без вступления всем начал пожимать руку, попутно начав свой монолог: «Доброго дня, славяне, зовут меня Саня, фамилия Сомов, я с Волги, деревня Рогозино, вот мамку одну оставил, земляки есть? Работы-то у нас хрен чего найдешь, в Самару ездил – никому я там не нужен, разве только улицы мести, да вот учиться потом буду, а специальности-то нет у меня, кому в городе комбайнеры нужны? Деревня-то у нас уже теперь совсем пустая, колхоза не стало, а матери бы корову купить, очень она у меня это дело любит, с животиной возиться. Мамка думает, я на заработки на Кубань поехал, она у меня одна осталась, брата Афган десять лет тому забрал, погиб он там, а батя после того пить сильно начал, и восьмой год уже как утоп, срочную я в Карелии служил, стрелять умею, так что я вам пригожусь, тут у вас всех как-то по прозвищам зовут, так вот меня лучше зовите «Сомом», а не рыжим, так, как меня ребята в школе «рыжим» звали, поднадоело-то мне, а кормят вас как тут...» И так – бу-бу-бу – все подряд рассказывает-басит, нимало не смущаясь, и просто глядя всем в глаза.

Мы немного опешили от такой «презентации», и как-то даже смутились – даже наши остроязыкие Санька и Андрюха «Твиксы», вечно встречающие новичков подколками, и то – просто переглянулись и молча пожали ему руку.

Первый же день его пребывания среди нас был отмечен происшествием – пропал боец, как в воду канул. Прапор Кузьмич бегает-матерится, все в недоумении – чтоб так, в первый день... Под вечер Санька появился, принес вещмешок, набитый карамельками. «Голубок», по-моему. Килограммов шесть, не меньше. Оказывается, не получив никаких распоряжений по поводу того, чем заниматься дальше, он не придумал ничего лучше, как уйти знакомиться с новыми для себя местами. Конфеты выменял на рынке на кроссовки, которые привез с собой. Конфеты те – это отдельная песня: выцветшие фантики, выпущены они были, наверное, еще при социализме – сказать, что они были твердыми – это ничего не сказать: их вполне можно было трамбовать в гильзы для крупнокалиберного пулемета, засыпать пороху и использовать в качестве бронебойных патронов. Конфеты Санька (неслабо выгребший от Кузьмича за такой самовольный шоп-тур) раздал всем, «со знакомством вас» – как он говорил.

Твердые-твердые, а за день слопали мы их – солдатские зубы крепче всякой брони.

Пытливый ум Сома во всей красе проявился, когда из здания школы, разрушенной при обстреле, он взял несколько книг и глобус, и некоторое время носил всё это богатство с собой – кроме глобуса, который мы приспособили – да простят нас педагоги – под футбольный мяч, правда, в качестве мяча модель нашей Земли прожила недолго: при второй игре импровизированный мячик разлетелся вдребезги, но результат первого матча, когда разведка (мы) победили десантуру со счетом 10:6, еще долго оставался предметом обсуждения.

«Ассортимент» найденных Санькой книг не помню, точно только знаю, что среди них был то ли русско-португальский, то ли русско-испанский разговорник, потому как Саня с энтузиазмом взялся за освоение иностранного. Басовитый голос Сома превращался в противный тенорок, когда он довольно громко повторял фразы, 90% из которых составляли две: «Комо пермиссио сеньора» и «Ста бьен, грациас». И так по сто раз на дню, в течение недели. Своими лингвистически-вокальными упражнениями он довел до ручки не только нас, но и нашу овчарку Дину, которая дня через три только завидев, как Саня берет в руки маленькую книжку, скуля и испуганно прижимая уши, лезла под бэтэр, при всем том, что на выстрелы-взрывы она вообще не реагировала. Закончилось тем, что какая-то добрая душа закинула Санькин самоучитель куда-то, и наш полиглот закончил с занятиями.

Точно еще была книга о спорте, нечто вроде краткой энциклопедии о великих спортсменах XX века. Не знаю, в какой информационной изоляции жил Санька у себя в селе, но многие вещи, узнаваемые им впервые, изумляли его, как ребенка. Чем-то запал ему в душу вычитанный из этой энциклопедии американский спортсмен начала века «резиновый человек» Рэй Юри – прыгун с места в высоту-длину (был в начале века такой вид спорта, даже имел олимпийский статус). И началось... Чуть свободная минута – Саня чертит линию, и давай с места сигать в длину, меряет что-то там потом коротенькой линеечкой. Народ от смеха покотом ложился, когда Саня в полной экипировке громыхал своими прыжками, а потом с линейкой, ползая на карачках, мерил свои результаты. Капитан Мусаев и то заинтересовался нашей будущей олимпийской звездой, особенно когда увидел, что Саня скачет, взяв в руки обломок от гусеничного трака (для увеличения нагрузки, как он говорил). Совершенно офигевший Муса минуту молча наблюдал за этим, а потом, когда мы ему объяснили, что тут происходит, посоветовал: «Ви би еще плиту минометную этому Брумелю на шею павэсили, для нагрузки!».

Несмотря на такие вот фокусы народ Саньку любил, и если потешались над ним – то беззлобно, а уж поссориться с ним так вообще было невозможно.

Сом же очень близких друзей не имел, его благожелательное и доброе отношение распространялось на всех скопом, никогда в помощи не откажет, да чаще всего его и просить не надо – Саня всегда сам появлялся там где надо, а в ответ на попытки благодарности смущенно разводил руками и басил: «Да хрена ль там, свои ж люди!».

Как-то вечером Санька, покрутившись около нашего радиста Димона-«Кактуса» – снова пропал. Как оказалось потом, связавшись по рации с ближайшим блокпостом (километрах в трех от нас) Санька дернул туда в гости к найденному земляку. Обратно он появился часа в два ночи с двумя бачками каши, побудил полроты своим басом: «Славяне, я вам каши принес, давайте есть, пока теплая!» Ну что ты ему скажешь?

Каша кашей, если бы не одно маленькое «но» – Саня и туда и обратно топал по минному полю (без малейшего понятия о его существовании), которым наша инженерная служба третьего дня отгородила нас от подозрительного участка зеленки, а только сегодня утром командир наших саперов старший лейтенант Проханов стучал себя пяткой в грудь перед комбатом, что даже мышь там не пройдет (кстати, свою службу минное поле таки сослужило – на следующую ночь было порядка пяти подрывов со стороны зеленки, кто там попал – мы не ходили проверять).

Чудил еще не раз наш Саня, да только всё уже и не упомнишь.

Как-то утром получаем сообщение по рации, что наш второй разведвзвод нашел недалеко от нас пару блиндажей-складов оружия чичей. Сами ребята, сообщив, что там чисто, и можно всё это забрать, пошли дальше. Ну – забрать так забрать, собрались-поехали (что-то около 10 км от нашего расположения). Санька напросился с нами – Кузьмич не возражал. «Урал» бортовой, БМПэха, нас 15 человек. Выехали после обеда. Как-то никому не пришло в голову, что ситуация с состоянием «чисто» за полдня могла и измениться.

Доехали, троих оставили у техники, остальные выгрузились, пошли искать по указанным координатам. При подходе к предполагаемому месту кто-то из первых троих поймал мину: Мишку-«Кузнеца» сразу наповал, двоих (Филиппа Копылова-«Филина» и Славика-«Рокки») ранило тяжело. И понеслось – со всех сторон нас начали поливать, и место такое, что мы посреди зеленки на почти голой опушке, с реденькими кустиками, а откуда бьют и не сразу сообразишь, чуть поодаль вокруг нас плотные кусты-деревья, холм справа вообще утонул в растительности. Вот тебе и съездили за оружием! Все залегли мордой в землю – и продвигаемся к кустам, отстреливаясь наугад. Благо рядом, доползли все, только Витьку «Бороду» в плечо зацепило. Санька притащил за собой Филина, а Андрюха «Твикс» – Славика.

Филиппу-«Филину» ноги подробило – просто месиво, и пока мы отстреливаемся – Кузьмич колдует над ним, перетягивает жгутом, колет промедол. Там, где мы оставили технику, раздаются два взрыва и очереди. Почти одновременно получает пулю в бедро Ромка-«Москвич». Похоже на то, что попали мы серьезно на этот раз. Осталось три дороги, что называется – либо идти в лоб (а всемером плюс четыре трехсотых, из них три тяжелых – это самоубийство), или вернуться к дороге, но, судя по тому, что мы слышали взрывы – возвращаться уже некуда, либо вдоль холма по зарослям попытаться как-то ускользнуть отсюда. А пока – забились в кусты, немного рассредоточившись, и отстреливаемся на звук.

Санька-«Сом» подползает к Кузьмичу, молча подбирает автомат «Филина» вдобавок к своему, и на полусогнутых пробегает мимо нас, ближе к краю зарослей, бася: «Всё, мужики, уходите с ранеными». Кузьмич что-то кричит ему вслед. Санька не оборачиваясь машет рукой, мол, – уходите. Потом таким же макаром, под фонтанчиками пуль, пробегает открытое место и скрывается в кустах напротив.

Саня, Саня... Все оборачиваются на Кузьмича – он секунду смотрит в ту сторону, куда исчез Санька, вздыхает – и жестом показывает, что нужно уходить. Выстраиваемся цепочкой и ползем, пряча глаза друг от друга, ползем через заросли, в сторону, противоположную той, откуда пришли. На себе тащим раненых. Сзади нас не прекращающаяся перестрелка – все понимаем: шансов у Сани нет, и мы теперь просто обязаны выйти отсюда и дотащить трехсотых. Минута, другая, третья... пятая... ползем, пока ни на кого не наткнулись, сзади нас по-прежнему слышны очереди... Душа рвется пополам...

Стрельбы сзади нас нет... Ощущение времени потеряно окончательно.

Выходим на дорогу. В полукилометре впереди от нас пылит колонна, двигаясь в нашу сторону (мы тогда, еще не знали, что те наши, которых мы оставили на дороге, и которых вместе с техникой пожгли чичи, успели по рации сообщить о том, что началась стрельба, и вызвали подмогу).

Десантура, родные вы наши... Через минуту мы уже объясняли им ситуацию, перегрузив им в БМПэху раненых, и отправив её обратно, мы возвращались на то проклятое место со складами. Надо сказать, что боя, в моем понимании, почти не получилось – два взвода из роты капитана Мережко (дай ему Бог здоровья, он сейчас должен работать преподавателем в Рязанском училище ВДВ) плюс чуть-чуть нас, быстро выкосили чичей.

Всего воинов Аллаха оказалось там около 20, это потом посчитали – около 15 трупов и тяжелораненых и пять пленных).

...Саньку мы нашли около второго блиндажа, метрах в ста от первого, где мы напоролись на засаду. Он лежал почти весь раздетый, в крови, с покромсанным торсом и пахом, с простреленными ногами. Как мы поняли, он был ранен в ноги, а потом его взяли чичи, и начали терзать. Рядом валялись ножницы по металлу, все в крови. В Санькиной крови.

Саня был еще жив, спутанное сознание временами появлялось у него, иногда взгляд становился даже осмысленным, боли он, похоже, уже не чувствовал. Мы стояли перед ним на коленях, и в те моменты, когда к нему возвращалось сознание, он сипло шептал: «Теперь куда я годен, домой только, ну хоть мамке подмогнуть, да вот подлечусь дома – и к вам, и за братом крепко скучаю... он меня ждет... я знаю... мы вдвоем к вам вернемся, славяне... родные...». Через полчаса Сани не стало. Его одежда, сорванная с него чичами, лежала рядом. Андрюха Твикс, пока мы забирали оружие-боеприпасы, собрал её и начал вынимать документы, Санины вещи, мелочь разную. Достал книжечку какую-то из Санькиного лифчика, и начал машинально перелистывать. Я подошел сзади, Андрюха обернулся на меня, и, скрывая слезы, отвернул лицо, продолжая листать. На одной из страниц, что-то было подчеркнуто. Я наклонился ниже, остановил Андрюхину руку, и мы оба прочли подчеркнутое.

Это было Евангелие от Иоанна, а подчеркнута Санькой была фраза: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение

Рустик Ответить с цитатой  



Зарегистрирован: 20.08.2006
Сообщения: 926
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: 10 Дек 2006 02:15    Заголовок сообщения:
 
Спасибо, Нафаня. Сильно.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение

Da_jana Ответить с цитатой  



Зарегистрирован: 01.01.2006
Сообщения: 5412
Откуда: Можайск

СообщениеДобавлено: 15 Дек 2006 22:04    Заголовок сообщения:
 
Не знаю,куда это отнести, может известное, но очень сильно.НЕ помню точно, где это написано.На каком-то Кресте где-то высечено.
Я-Свет, а вы не видите меня.
Я-Путь,а вы не следуете за мной.
Я-Истина, а вы не верите мне.
Я-Жизнь, а вы не ищете Меня.
Я-Учитель, а вы не слушаете Меня.
Я-Господь, а вы не повинуетесь Мне.
Я -Бог, а вы не молитесь Мне.
Я-ваш лучший друг, а вы не любите Меня.
Если вы несчастны, то не вините Меня.

_________________
Есть только одна грусть - не быть святым(с)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail

Нафаня Ответить с цитатой  



Зарегистрирован: 03.01.2006
Сообщения: 2748
Откуда: Минск

СообщениеДобавлено: 31 Авг 2007 04:24    Заголовок сообщения:
 
на Беседке возник "креатиффчег" в одной теме. вдруг отрывки будут кому-нибудь полезны?..

***
Мы все - это одна большая семья. Мы живые люди и в разные моменты можем вести себя по-разному.
Трудно иногда простить человеку очевидные для тебя вещи: ошибку, предательство или уход. Но любовь к чему-то или кому-то не означает нелюбовь или предательство по отношению к другому...

У нас тут люди умирают. А кто-то переживает конфликт, разборку или обвиняет в предательстве. Может, это всё для того, чтоб мы друг к другу ближе стали хотя б на сантиметр? Потому что иногда можно порвать со всеми и оставить всех. Но что тогда останется? Ничего не останется... Только одинокий человек с чувством пустоты, обиды и требованием любви. А любовь ведь надо растить не собиранием ее от других, а отдачей.

Кто-то уходит в себя. Или не в себя, но от всех. А кто-то стучится в дверь изо всех сил, а ему не открывают. А что будет, если НИКОМУ из нас однажды НИКТО не откроет. А ведь так может быть, если каждый решит, что любовь должны ему дарить, а не он.
Вот тогда, думаю, и разрушится весь мир.

p.s. это не личное обращение. все совпадения - случайны.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение

Юрка Ответить с цитатой  



Зарегистрирован: 23.07.2006
Сообщения: 1207
Откуда: из Можаю

СообщениеДобавлено: 18 Сен 2007 16:26    Заголовок сообщения:
 
ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ ДЕНЬ

Украшенная разноцветными лентами «Чайка» остановилась у подъезда. Сначала из дома вышли довольные родители; за ними - сами виновники торжества; наконец, нарядные друзья, родственники. Кавалькада машин во главе с «Чайкой» торжественно потянулась к загсу.
В загсе пришлось ждать. Но это не огорчало. Слишком долгожданным был для них этот день. Нарядная и торжественная хозяйка зала регистрации встретила их профессионально приветливо.
- Уже по вашим лицам, - сказала она, - я вижу, что решение, к которому вы пришли, не случайное. И я не сомневаюсь в подлинности ваших чувств. Пускай же этот день запомнится вам на всю вашу жизнь! И он запомнится вам! Я уверена в этом! День вашего развода!
Волнению не было предела. Три месяца назад он сделал ей это предложение - развестись! Как она обрадовалась! Тут же позвонили родителям - обрадовали стариков. Радостное событие решили отпраздновать, поэтому уже на следующий день подали заявление. Но желающих было много. Пришлось ждать, готовиться, считать дни.
- А теперь, - хозяйка зала регистрации обратилась к ней, - согласны ли вы развестись с вашим мужем?
Она немного подумала, потом счастливо ответила:
- Да, согласна!
Он, как и подобает настоящему мужчине, ответил сразу, не думая.
- Тогда, - обратилась женщина уже к нему, - снимите кольцо с руки вашей бывшей супруги и бросьте его на это серебряное блюдечко.
Кольцо не снималось. С тех пор как они были здесь в прошлый раз, она носила его постоянно. От бесконечных стирок, мытья посуды, уборок квартиры пальцы изменились. Особенно в суставах.
Кто-то из гостей пошутил: мол, ничего страшного, волнуется, все-таки в первый раз снимает. Еще научится!
Наконец ее кольцо звонко упало на серебряное блюдечко. Рядом послушно легло его кольцо. В зале раздались аплодисменты, а женщина-регистратор торжественно объявила их брак расторгнутым навсегда. Когда выходили из зала, оркестр играл марш Мендельсона в миноре. В соседней комнате пили шампанское, били бокалы и рвали фотографии. Особенно рвал их местный фотограф.
А после загса, по их обоюдному желанию, кавалькада машин двинулась по городу. Им в последний раз захотелось вместе взглянуть на те улицы, по которым гуляли столько лет, на магазины, где в первые годы супружеской жизни покупали все для новой квартиры. Долго смотрели на город с Ленинских гор.
- Ты такая красивая сегодня, - сказал он. - Это платье, оно так идет тебе. Я никогда не думал, что ты можешь быть такой красивой.
- А я никогда не думала, что ты можешь быть таким веселым, предупредительным и заботливым! - улыбнулась она и поправила руками разметавшуюся от ветра вчерашнюю трехчасовую прическу, из-за которой сегодня ей пришлось спать сидя.
А дома их уже ждали накрытые столы. Первый тост по традиции говорили свидетели.
«Да, они действительно холодно жили последнее время. Его ничего не интересовало, кроме своей работы. За три последних года они всего раз сходили в кино. Два раза были в прачечной. Но там им нагрубили. С тех пор вовсе перестали выходить в свет вместе. Дома он всегда чувствовал себя одиноким, а у нее не было времени помочь ему в его одиночестве. После работы она крутилась по хозяйству, ходила при нем непричесанной, в стоптанных тапочках и заношенном халате. Чтобы не раздражаться, он и вовсе перестал замечать ее, словно она постоянно была при нем в шапке-невидимке...»
Тост был долгим, поэтому «Сладко!» гости кричали особенно громко.
Под дружеские и продолжительные аплодисменты они по-товарищески пожали друг другу руки.
- У тебя потрясающие духи! - сказал он, садясь обратно за стол. - Откуда?
- Как-то с аванса купила. Мне года три назад зарплату повысили. Вот решила купить! - Она заботливо положила ему в тарелку салат. - Попробуй... Этот рецепт я сама изобрела!
- Замечательно! - одобрил он. - Раньше ты такой не готовила...
- Повода не было. Праздника какого-нибудь ждала. Вот еще тарталетку возьми.
- Спасибо, спасибо... - поблагодарил он. - И что, намного повысили?
-Что?
- Зарплату...
- Как всегда после защиты...
- Ты - кандидат наук?!
Тарталетка выпала из рук и шлепнулась на пол по закону тарталетки - паштетом вниз.
- Опомнился... Не поднимай, я потом уберу. Возьми другую. Вот эту... Я уже докторскую заканчиваю!
Их разговор прервал его отец тостом, который был обращен к ее матери.
- Наконец-то я никогда больше не увижу вас в своем доме! - сказал он. - Какое счастье!
Развеселившиеся гости им тоже кричали «Сладко!». И они на радостях жали друг другу руки гораздо дольше своих детей.
- Когда-нибудь я буду гордиться тобой! - сказал он, когда тост окончился.
- А я - тобой! Говорят, ты получил отдел. Это правда?
- Ну, это уже давно... Скоро мне второй дадут!
- Вот видишь! Я еще до свадьбы в тебя верила и всегда говорила, что ты далеко пойдешь.
- В таком случае у меня есть предложение, - сказал он, - давай выпьем за нас с тобой. Все-таки десять лет... Почти не ссорились. Оба столько успели... Словом, есть за что! Верно?
- Верно! - сказала она.
- Ты что больше любишь? Шампанское или вино? Я что-то забыл...
От выпитого шампанского их еще больше потянуло на разговор.
- Ну а что бы ты хотела в будущем? - спросил он.
Они разговорились. Она рассказала ему о своих мечтах. Оба со смехом отметили, что мечтают примерно об одном и том же. Это показалось им очень забавным. И они снова выпили шампанского.
- Какой сегодня замечательный день! - сказала она. - Мне еще никогда в жизни не было так хорошо.
- И мне, - сказал он. - Пойдем потанцуем?
Расходились гости поздно. На прощанье снова кричали им «Сладко!» и снова заставляли их жать друг другу руки. Хохотали до коликов. Завидовали: мужчины - ему, женщины - ей... Благодарили за чудесный вечер, забирали подарки, подаренные к свадьбе... Желали хорошей последней брачной ночи...
- Ну, ты довольна? - спросил он, когда они остались одни среди груды немытой посуды.
- Очень! Сегодня был лучший день в моей жизни! - сказала она, поднялась на цыпочки и дружески поцеловала его в щеку.
От этого поцелуя он осмелел и обнял ее.
- Ты что? - удивилась она. - Зачем тебе все это?
- Выходи за меня замуж! - сказал он.
- Мы слишком мало с тобой знаем друг друга! - Она попыталась отстраниться.
- Неправда! То, что я узнал сегодня о тебе, мне очень нравится, и я уверен, что мы подходим друг другу!
- Все равно, один день - это слишком мало, чтобы делать серьезное предложение. Мы уже не в том возрасте... Надо все обдумать.
- Что тут думать?! Я люблю тебя, ты любишь меня. Я это видел сегодня по твоим глазам. - Он снова сделал попытку поцеловать ее.
- Нет, нет... Только не это! - Она вырвалась из его объятий и от смущения стала поправлять окончательно развалившуюся прическу.
- Ну почему же?
- До свадьбы нехорошо! - сказала она и пошла мыть накопившуюся за вечер посуду, предварительно надев на себя заношенный халат...

Михаил Задорнов

_________________
Все желают быть близко знакомы с талантом, но не все желают видеть талант в близком знакомом! (Довлатов)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail

Юрка Ответить с цитатой  



Зарегистрирован: 23.07.2006
Сообщения: 1207
Откуда: из Можаю

СообщениеДобавлено: 18 Сен 2007 16:30    Заголовок сообщения:
 
МОЛОДЫЕ

Она разбудила его, спящего у нее на плече.
- «Автозаводская», слышь? - на ухо прокричала она ему. - Приходи в себя-то...
- Чего, уже приехали? - спросил он, просыпаясь.
В метро было хорошо! Как всегда в воскресный вечер, все ехали нарядные и веселые.
- А может, до «Каховской» рванем? - предложил он.
- Чего это вдруг? - удивилась она.
- А так просто, - сказал он. - Можем мы один раз в жизни до «Каховской» рвануть?
- Зачем? - снова не поняла она.
- Ну как зачем? - засуетился он. - Сколько лет уже здесь живем, а никогда до конечной не ездили.
- Ну, знаешь! - возмутилась она. - А то, что завтра рано вставать, ты об этом не думаешь?
- Черт с ним! Подумаешь, не проснешься разок вовремя или опоздаешь на работу... А то и вообще не пойдешь! Молодые ведь! Неужели мы себе не можем позволить плюнуть на все и вот так, с бухты-барахты - до « Каховской».
Она немного подумала, потом сказала:
- Нет, лучше в другой раз... Мне сегодня кое-чего на завтра приготовить надо да рубашку тебе простирнуть. Вон у Димки капнул чем-то. Нехорошо завтра на работу в такой идти... А насчет «Каховской», так это мы с тобой как-нибудь в другой раз, когда посвободнее будем... Заранее договоримся и рванем!
- Брось, давай сегодня! - разошелся он. - Подумай, жизнь уходит, а мы ничего не видим... Так в старости и вспомнить нечего будет. А сейчас, представляешь, поезд, говорят, за «Автозаводской» на землю выходит! По ночной Москве! А потом - «Варшавская», за ней - «Каховская»! Выйдем, прогуляемся - интересно! Ездят же люди туда зачем-то?!
- Ну ладно, уговорил! - сказала она вдруг. - Действительно, бог с ним со всем... Молодые - можно и до «Каховской»!
Но в это время поезд остановился, и приятный женский магнитофонный голос объявил: «Автозаводская»! Поезд дальше не пойдет, просьба освободить вагоны!»
Вместе со всеми они вышли из вагона... и пошли к остановке автобуса.
- Не судьба, значит, - вздохнул он.
- Ничего, в другой раз как-нибудь заранее договоримся и рванем! - начала она утешать его. - И до «Каховской», и до «Свиблово», и в сквер за дорогой сходим!
- Да я особенно и не расстраиваюсь, - сказал он, пожав плечами. - В конце концов, и так хорошо день прошел... «Спартак» выиграл, пивка с воблой попили... А завтра на работу с таким пятном и впрямь нехорошо. Вставать опять-таки рано... В общем, я думаю, правильно, что сдержались. Ну уж в другой раз точно на все плюнем и рванем, правда?
- Правда! - ответила она, и они, счастливые тем, что когда-нибудь совершат удивительное путешествие, поспешили домой...

_________________
Все желают быть близко знакомы с талантом, но не все желают видеть талант в близком знакомом! (Довлатов)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail

Alexey Ответить с цитатой  



Зарегистрирован: 02.08.2006
Сообщения: 1865
Откуда: г.Москва

СообщениеДобавлено: 23 Сен 2007 01:19    Заголовок сообщения:
 
Юр,ваще замечательно особенно первый Задорнова. одобряю круто Улыбка
_________________
Аз есмь червь.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail

Белка Ответить с цитатой  



Зарегистрирован: 13.03.2006
Сообщения: 2243
Откуда: Можай

СообщениеДобавлено: 23 Сен 2007 22:31    Заголовок сообщения:
 
Юрка писал(а):
МОЛОДЫЕ

одобряю очень трогательно!!!

_________________
Закрой дверь перед всеми ошибками, и истина не сможет войти. ( Р.Тагор )
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора

Alexey Ответить с цитатой  



Зарегистрирован: 02.08.2006
Сообщения: 1865
Откуда: г.Москва

СообщениеДобавлено: 22 Окт 2007 02:18    Заголовок сообщения:
 
БЕЗ АЛЛАХА (Арабская сказка. Читать с акцентом,слуший!).

Однажды Аллаху надоело быть Аллахом. Он покинул свой трон и чертоги,спустился на землю и сделался самым обыкновенным человеком. Купался в реке,спал на траве,собирал ягоды и питался ими.
Засыпал вместе с жаворонками и просыпался,когда солнце щекотало ему ресницы.
Каждый день солнце восходило и заходило. В ненастные дни шел дождик.Птицы пели,рыба плескалась в воде.
Как будто ничего и не случилось!
Аллах с улыбкой глядел кругом и думал:
- Мир,как камушек с горы.Толкнул его,он сам собой катится.
И захотелось Аллаху посмотреть:
- Как - то живут без меня люди?Лучше или хуже?
Подумал,оставил поля,луга и рощи и отправился в Багдад.
- Стоит ли уж и город - то на месте? - думал Аллах.
А город стоял на своем месте.Ослы кричат,верблюды кричат,и люди кричат. Ослы работают,верблюды рабтают, и люди работают.
Все как было и раньше!
- Только моего имени уж никто не поминает!-подумал Аллах.
Захотелось ему узнать ,о чем люди разговаривают.Пошел Аллах на базар.
Входит на базар и видит:торговец продает лошадь молодому парню.
- Клянусь Аллахом,- кричит трговец,- конь совсем молодой! Три года всего,как от матери отняли.Ах какой конь! Сядешь на него,витязем будешь. Клянусь Аллахом,что витязем! И без пороков конь! Вот тебе Аллах,ни одного порока!Ни самого маленького!
А парень смотрит на коня
- Ой,так ли?
Торговец даже руками всплеснул и за чалму схватился:
- Ой.какой глупый! Ой какой глупый человек! Таких глупых я еще и не видывал! Как же так,если я тебе Аллахом клянусь? Что же мне по - твоему,своей души не жалко!
Парень взял коня и заплатил чистым золотом.
Аллах дал им кончить дело и подошел к торговцу.
- Как же так,добрый человек? Ты Аллахом клянешься,а ведь Аллаха - то нет больше!
Торговец в это время прятал золото в кошель,тряхнул кошелем,послушал звон и усмехнулся.
- А хоть бы и так ? Да разве,спрашивается,иначе-то он купил бы у меня коня? Ведь конь - то старый,да и копыто у него треснувшее!
Улыбнулся Аллах и пошел дальше.
А навстречу ему носильщик Гуссейн. Куль такой несет,- вдвое больше,чем он сам.А за носильщиком Гуссейном - купец Ибрагим.
У Гуссейна под кулем ноги подкашиваются. Пот градом льет. Глаза на лоб вылезли.
А Ибрагим идет следом и приговаривает:
- Аллаха ты не боишься, Гуссейн! Взялся куль нести, а несешь тихо! Этак мы в день и трех кулей не перенесем. Нехорошо,Гуссейн! Нехорошо! Ты бы хоть о душе подумал! Ведь Аллах- то все видит,как ты лениво работаешь! Аллах тебя накажет,Гуссейн.
Аллах взял Ибрагима за руку и отвел его в сторону.
- Чего ты все Аллаха на какждом шагу поминаешь? Ведь, Аллаха-то нету!
Ибрагим почесал шею.
- Слышал я об этом! Да ведь что ж ты поделаешь? Как иначе Гуссейна заставить кули поскорее таскать? Кули -то тяжелы.Денег ему за это прибавить ,- убыток. Отколотить, так Гуссейн поздоровее меня, самого еще отколотит. А Аллах-то и всех сильнее, и от Аллаха никуда не сбежишь,- вот я его Аллахом и пугаю!
Покачал головою Аллах и пошел дальше.
И везде,куда только Аллах не заглядывал,только и слышалось что :
- Аллах! Аллах! Да Аллах!
А день уже склонился к вечеру.
Побежали от домов длинные тени,пожаром запылали небеса,- и с минарета понеслась протяжная, протяжная песнь муэдзина:
- Ля илль аго илль Алла...
Остановился Аллах около мечети,покланился мулле и сказал:
- Чего же ты народ в мечеть собираешь? Ведь Аллаха больше нет!
Мулла даже вскочил в испуге.
- Тиши ты! Помалкивай! Накричишь услышат. Нечего сказать,хорош мне тогда почет будет! Кто ж ко мне и поидет,коли узнают,что Аллаха нет!
Аллах нахмурил брови и огненным столбм взвился к небесам на глазах онемевшего и грохнувшегося на землю муллы.
Аллах вернулся в свои чертоги и сел на свой трон.И не с улыбкой уж, как прежде, глядел на землю,кооторая была у его ног.
Когда первая душа правоверного предстала пред Аллахом, робкая и трепещущая, Аллах посмотрел на нее испытующим оком и спросил:
- Ну,а что хорошего сделал ты,человек, в жизни!?
- Имя твое не сходило у меня с уст! - отвечала душа.
Аллах покачал головой:
- Ну,дальше?
- Чтоб я не предпринимал,чтобы не делал,- все с именем Аллаха.
- Хорошо!Хорошо! - перебил Аллах,- дальше -то,что ты делал хорошего в жизни?
- А я и другим внушал,чтоб помнили Аллаха!- отвечала душа, - не только сам помнил! Другим на каждом шагу, с кем только имел дело,- всем напоминал про Аллаха.
- Экий усердный какой! - усмехнулся Аллах,- ну ,а нажил при этом ты много? Душа задрожала:
-То-то! - сказал Аллах и отвернулся.
А к душе ползком,ползком подобрался Шайтан, схватил ее за ноги и поволок.
Так прогневался на землю Аллах.
/////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////

_________________
Аз есмь червь.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail

Люда Ответить с цитатой  



Зарегистрирован: 30.07.2007
Сообщения: 1418
Откуда: Подмосковье,г. Руза

СообщениеДобавлено: 22 Окт 2007 15:32    Заголовок сообщения:
 
Занятненько,а откудова это?
_________________
Стать бы лучше в этой жизини....

Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякого зла Честным Твоим Омофором!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail

Alexey Ответить с цитатой  



Зарегистрирован: 02.08.2006
Сообщения: 1865
Откуда: г.Москва

СообщениеДобавлено: 22 Окт 2007 21:55    Заголовок сообщения:
 
Недавно откопал книгу восточных сказок ..."Легенды и сказки востока"(Дорошевич В.М.) увлекся. "Сон индуса" меня вообще потряс.
_________________
Аз есмь червь.


Последний раз редактировалось: Alexey (22 Окт 2007 22:00), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail

Люда Ответить с цитатой  



Зарегистрирован: 30.07.2007
Сообщения: 1418
Откуда: Подмосковье,г. Руза

СообщениеДобавлено: 22 Окт 2007 21:59    Заголовок сообщения:
 
Может еще чего-ньть кинешь? плюшками балуемся
_________________
Стать бы лучше в этой жизини....

Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякого зла Честным Твоим Омофором!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail

Alexey Ответить с цитатой  



Зарегистрирован: 02.08.2006
Сообщения: 1865
Откуда: г.Москва

СообщениеДобавлено: 31 Окт 2007 00:31    Заголовок сообщения:
 
Агасфер


"Все эти дни ему чувствовалось как-то не по себе. Что - то давило его,гнело,камнем лежало на душе. Даже в святой вечер Пасхи он не почувствовал той радости,какую чувствовал всегда.
Он,Агасфер,истинный еврей,верный служитель Господа,чью набожность,благочестие ставили в пример!
Даже в этот вечер он не почувствовал тихого восторга,который всегда наполнял его душу. Его окружали дети,их жены,милые внуки,вся его семья,которую он так любил и которой благословил его Господь.
А мысли его были далеко, и взор не радовала картина счастья,довольства,избытка.
Даже тогда,когда он,старший в роде,благословляя опресноки,обратился с молитвой к Иегове,Господу сил,выведшему свой излюбленный народ из Египта,- даже тогда ему чудилось,что из дальнего,темного угла герницы на него смотрят эти глаза.
Смотрят с кротостью,страданием.
Он чувствовал на себе этот взгляд.
Так смотрит агнец в ту минуту,когда дюжий резник, крепко держа его одной рукой,другой вонзает нож в его горло.
Кротко и с недоумением.
Словно хочет сказать:
- За что ?
Словно он,Агасфер,совершил убийство!
Что же он сделал такое, в самом-то деле?
Мимо его дома гнали на казнь преступника,дерзкого самозванца, осмелившегося выдавать себя, - страшно подумать, - за Сына Божия.
Проклятого и осужденного первосвященниками,синедрионом,всем народом.
Он шел, поруганный,истерзанный, Сам неся орудие презренной,позорной казни, отвратительной, выдуманной и занесенной в Иудею римлянами.
И около дома Агасфера изнемог под тяжестью и склонился на порог дома, чтобы воспользоваться хоть минутой отдыха.
И Агасфер толкнул его ногою.
Он оттолкнул Того,Кого оттолкнули уже вся церковь,весь народ.
И только.
Он толкнул.
А когда -то и он , старый Агасфер,великий патриот,мечтающий о возстановлении Иудейского царства во всем его блеске,величии и славе, - когда - то и он был горячим сторонником этого загадочного человека.
Собравшись со старейшинами и почтеннешими людьми в месте,где их не могли подслушать римские шпионы, он спрашивал с замиранием сердца у людей, пришедших из дальних городов Палестины:
- Что Тот?
И они рассказали ему про новые знамения и чудеса, явленныя Пророком,про толпы народа, которые неотступно ходят за Ним, послушные каждому Его слову,про то, что повсюду среди народа шепотом уже произносится слово "Царь". Одно, что его удивляло сначала, - это неразборчивость Царя.
Как может возлежать Он совершенно одинаково за столом и с почтеннейшими старейшинами, людьми известного благочестия и добродетельной жизни, и с презреннейшими грешниками, - людьми низких побуждений, откупщиками римских податей, сдиравшими последнюю кожу с родного народа ради врагов?
Но разве уж одна принадлежность к излюбленному Богом народу не составляет такого достоинства,которое превышает все остальные недостатки?
Разве не все потомки Иакова? Не все дети Господа,дети народа? Разве не всему народу,излюбленному Богом, дано будет владычествовать над миром?
Время -ли теперь делит народ народ на добрых и злых, хороших и дурных?
Все должны сплотиться между собою, весь народ, чтоб свергнуть с родной страны иго римлян.
Это прежде всего, главнее всего, важнее всего.
А счеты и деления будут потом !
Важно, чтоб все примкнули к великому движению, чтобы не было у римлян друзей среди народа.
И старый Агасфер преклонялся пред мудростью Пророка,который объединяет народ, одинаково привлекая к себе сердца и добрых и злых.
- Такая мудрость бывает только от Бога !
Но не понятно только одно. Зачем же Пророк изливает свои милости еще и на язычников?Разве не одному излюбленному народу обетована земля? Развеязычники найдут себе место в этом царстве, всемирном,где будут править,царить и властвовать только потомки Иакова?
Но и это сомнение не долго мучало великого патриота.
О, старый Агасфер не даром принадлежал к народу, которому приходилось ладить и с Тиром, и с Сидоном, и с Римом , и с Карфагеном, и с Грецией, и с Финикией.
В егожилах не даром текла кровь его предков, предприимчивых и мудрых, купцов и политиков, умевших входить в соглашение и с чужестранцами, и с иноверцами, умевших усыплять их бдительность и снискивать их дружбу.
О, как понимал он своего Пророка!
Римляне, - вот кого надо победить, сокрушить,изгнать. Римляне,- вот главный враг; и их нужно лишить союзников,привлекши других язычников на свою сторону добром и милосердием.
А остальные сами падут ниц перед мощью и величием великаго народа, сокрушившаго даже непобедимых римлян. Разве судьи действовали только силой. и никогда не прибегали к хитрости? Разве для того,чтоб подготовить торжество родного народа,они пользовались только силой мышц и не прибегали к величайшему достоянию человека - уму?
И Агасфер хотел видеть своего Пророка могучим как Сампсон, мудрым как Иеффай.
Слух о том, что Он идет на праздник Пасхи в Иерусалим, всколыхнул весь народ.
Да, так это и должно случиться.
Господь явит излюбленному народу Свою милость в тот же день,когда он явил ее через Моисея. И день великой Пасхи будет вдвойне великим днем освобождения от ига египтян и римлян.
И его встретили как грядущего Царя.
В домах было припрятано оружие, - а на улицах Его ждали несметные толпы народа. Его путь устилали лучшими одеждами, Ему махали зелеными, только что распустившимися ветвями, как символом возрождения.Все,даже дети, громко , во всеуслышание, в глаза,называли его Царем.И ждали только одного Его слова, чтоб броситься на римлян и поднять знамя освобождения.
И что же?
При этих кликах,при виде этой толпы,готовой на все по Его велению,- загорелся ли в Его глазах священный огонь вдохновения?Сорвалось ли с Его уст то слово,которого ждал от Него истомившийся под игом римлян народ?
Нет,нет,нет!
Отчаянье стало закрадываться в душу Агасфера.
Но только еще закрадываться,-он даже и тогда все еще продолжал надеяться.Он жадно следил за каждым шагом Пророка. И когда узнал,что Его после тайного совещания, с ближайшими учениками, взяли в Масличном саду и отвели под стражу к первосвященнику, - Агасфер всю ночь проходил за Ним,ждал,не замечая ночнго холода.
Он ждал, что там среди первосвященников и старейшин Пророк явит знамение, которого ждали от Него, - и вот - вот отворятся двери, и Он явится среди старейшин и членов синедриона,окруженный священниками, во всем блеске славы и величия своего и объявит возстание.
А он терпеливо сносил ругательства и даже насмешки.
Над Пророком смеялись!
И лишь под утро ушел Агасфер, с разбитой душой, с разбитыми надеждами, с разбитой верой в Пророка.
Обман был очевиден. Старый Агасфер ошибся.Это не был Пророк.
И тогда, когда Он ,измученный, обезславленный, изнемогая под тяжестью позорного орудия казни, упал у порога его дома, - ненависть,презрение,злоба за обманутый народ, стыд за свою седую,обманутую голову охватил Агасфера.
Все видели его постыдную,смешную ошибку.
Ведь говорили же другие,что Тот обманщик, - а он, старый Агасфер,он верил в Него!
Он всей душой жаждал увидеть Пророка, а увидел раба,которого ведут на позорную казнь.За тридцать серебренников купили Его,Пророка, и , как с рабом, делают все, что хотят!
Слезы обиды,стыд,сдавили горло старого Агасфера, и он поднял ногу,чтобы оттолкнуть жалкого, безсильного раба.
Тот взглянул...
Так отчего же этот взгляд и теперь смотрит на него из темного угла комнаты.
Теперь в этот час, когда он хтел бы всей душой, всеми помыслами своими отдаться молитве Иегове, Господу сил,которому служил всю жизнь свою?
Отчего ни при свете дня, ни в сумраке ночи нет минуты, когда бы не смотрел на него этот взгляд, запечатлевшийся,словно выжженный в его душе?
Отчего он чувствует себя убийцей, - больше...
Да ведь не Бог- же, а раб позорно распят там на Голгофе!
Разве Бог умрет?
А Он умер, - и как умер!
Разве Он мог быть Вождем, призванным для того, чтобы идти во главе разъяренных львов?И Агасфер напрасно призывал все силы своего мышления, приводил все доказательства разума. Агасфер, потомок народа,котрый всю свою жизнь, как лев, бился за свою независимость,потомок героев, сражавшихся за независимость со всеми окружавшими его со всех сторон врагами. Потомок народа,оружием,силой завоевавшего обетованную ему землю , и кровью своей и врагов полившего каждый ея уголок.Потомок народа, у которого враги стирали до основания его города, и который снова на развалинах воздвигал крепости и храмы.
Его,потомка этого воинственного народа,оскорбляла эта смерть,тихая, кроткая,быстрая, эта слабость.
Не мог быть Он вождем.
Он в заблуждение ввел и без того изстрадавшийся,бедный народ.
Он заслужил то,что получил.
Так почему же тяжело так старому Агасферу?
Почему словно убийство совершил он?
Почему?
Что сделал он?
Тщетно Агасфер обращался за наставлением, помощью, поучением к старому равви, ученому,почтенному члену синедриона,великому учителю народа.
- Успокойся, это простая жалость. Чувство, которое заставляет нас относиться с состраданием даже к преступникам.Прекрасная слабость души, - так говорил старый равви, - но не поддавайся этой слабости.Разве не по образу и подобию Божию создан человек?Разве не стремится уподобиься божеству - великое назначение человека?Не так ли? Иегова,Бог гнева,Господь мести, - знает ли Он жалость к преступному?Не мстит ли Он до третьего колена.Разве не до конца Он доводит казнь преступника?Разве Он не разверзал земли под мятежниками, преступившими Его волю?Разве остановил Он свою карающую десницу прежде, чем ангел- истрибитель не умертвил всех первенцев нечестивых египтян? Не ты , мой сын, мой старый друг,виновен в том,что оттолкнул изнемогшего от своего порога. Он прогневил Иегову, и Бог сил избрал тебя, чтоб усугубить меру страданий. Он ,имя Котораго мы боимся произнести,руководил твоим поступком,дополняя меру заслуженной казни.
Так говорил старый равви,ясными глазами смотря на Агасфера, - а Агасфер чувствовал, что откуда-то глядят на него другие глаза.
Смотрят с тоскою, со скорбью,страданием.
И что этот взгляд жжет и гнетет его душу.
Он бродил как во сне,подавленный,уничтоженный,чувствуя на себе этот взгляд,не бодрствуя днем, не смыкая глаз ночью.
И вдруг эта весть...
Она с быстротою молнии разнеслась по городу.
Ее передавали потихоньку,шепотом.
Выслушивали с недоверием,смешанным ,однако, со страхом.
- Его тело исчезло.
- Говорят,что Он воскрес.
И народ, потерявший веру в Пророка, говорил:
- Ученики выкупили Его тело у стражи за деньги.
Чего нельзя купить за деньги у презренных римлян? И теперь говорят,будто Он воскрес!Разве мертвые воскресают?
И когда Агасфер услышал эту весть,словно что оборвалось в его душе: он задрожал от ужаса и прошептал:
- Он... Он мог это сделать!..
И в страхе поспешил укрыться под кровлю своего дома.
Теперь он понял все.
Так вот почему Тот с кротостью позволил Себя распять! Вот почему Он молча страдал! И взором,полным тихой и ясной любви, смотрел на тех ,кто Его убивал!
Он не боялся смерти,потому что Он сильнее ея.
Кто же Он,Неведомый,Таинственный,молча страдающий, распятый и воскресший? Бог?
Агасфер с ужасом отступил от своей семьи,от детей, их жен и внуков.
Дети! Внуки! Он преступник,седой,старый преступник. Преступник пред ними.
Бог,Бог был у порога его домпа, и он оттолкнул Его!
Он, так ждавший Мессию,он оттолкнул Его, когда мессия пришел, - и куда же ? К его дому!
Небо коснулось дома детейц его, дома внуков его,- а он,обезумевший от ярости и злобы, - он поднял на Бога...
Агасфер бежал из своего дома,как бегут воры: ночью тайком,никем незамеченный.
Он не мог больше видеть детей своих,от дома которых он в безумии отогнал Бога.
Упрек слышался ему в лепете внуков,которых он лишил благословения,посланного им небом. ОН бежал из этого города,где свершилось величайшее,неслыханное из преступлений.
Где терзали,мучали ,убивали самого Бога!
Он бежал и никуда не мог убежать от этого взгляда,который запечатлелся у него в душе.Среди мрака ночи на него глядели все те же глаза,полные скорби и страдания.Уж город остался далеко позади, и кругом тянулась безконечная каменная пустыня, - когда Агасфер, измученный, упал на землю.
И это был не сон,не бодрствование,не призрак,но действительность.
Он стоял у подошвы Синая.
Вершина священной горы дымилась.
Оттуда гремели громы и сверкали молнии.
Земля колебалась под ногами павшей в ужасе на колени толпы,среди которой стоял Агасфер.
И вот раздался голос из темных облаков, закрывавших вершину священной горы.И был этот голос таков, что сердца вздрогнули от звуков его, и люди попадали ниц на землю.
- Я Бог твой,- и пусть не будет тебе других богов ,кроме Меня!- так раздалось на горе.
"Это Бог"! - шептали в смертельном ужасе люди.
И увидал Агасфер себя у подножия другой горы.
Весь залитый солнцем,под безоблачным голубым небом,покрытый изумрудной зеленью,возвышался Фавор.
Повеяло теплым ветерком, и полевые цветы закачались на своих стебельках,словно приветствуя кого- то.Теплом и блеском, и радостью было полно все кругом.
И с горы, в белых ,блиставших как снег одеждах, с лицом, сияющим как солнце,сходил Некто.
И сказал Он:
- Я Бог ваш,Бог кротости,любви и прощения.Довольно вам страдать. Я сам пришел страдать за вас,чтобы дать вам вечное блаженство.
И были эти слова как звон лютней,как тихий шепот ветерка, и радостью великой, неизреченной, наполнили они измученное сердце.
И Агасфер решился поднять глаза на кроткаго Бога всепрощенья.
Решился,вскрикнул и очнулся.
Он узнал Его,узнал этот взгляд...
Это был Он.
В ужасе, в смятении духа,кинулся на землю Агасфер,боясь даже помыслить о том, что он совершил, - и стал просить смерти.
Он рыдал,валяясь на земле и молил смерти,- смерти,как единственного блага для себя.
И только тут, вымаливая смерти, этот бедный,духом прикованный к земле человек,даже Мессию ждавший не иначе ,как царем и земным владыкой, только тут он понял истинное царство,царство вечной радости,вечного,немеркнущего света,царство славы ,блаженства,любви и всепрощения.
И это- то царство он покинул.
В ужасе , в отчаянии Агасфер бросился бежать,стараясь уйти от себя,от своей скорби,от этого взгляда,что отпечатлелся в его душе.
-Иди ! - приказывал ему голос души.
- Иди! - шептало все: небо ,земля,звезды.
- Иди! - кричал ветер,врывавшийся в уши.
И он шел, как бичом пдгоняемый этим криком:
-Иди!
Века мчались за веками , а он шел,шел.
О,Агасфер!
Зачем ты не узнал Бога в страдании!..
///


Этой легенде много веков.
Ее много раз рассказывали людям.
Ее можно рассказывать дурно и хорошо,но пусть одна мысль западет в вашу душу.
Никогда не отталкивайте того,кто изнемогший,упадет у вашего порога."

_________________
Аз есмь червь.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail

Белка Ответить с цитатой  



Зарегистрирован: 13.03.2006
Сообщения: 2243
Откуда: Можай

СообщениеДобавлено: 13 Фев 2008 01:30    Заголовок сообщения:
 
Фрески

СОБАЧЬЕ СЕРДЦЕ

В нашем поселке много собак, оставленных дачниками после лета. Большинство сбивается в голодные стаи и бегает в поисках пищи, но так поступают не все. На протяжении восьми месяцев я видел собаку, которая выходила на дорогу напротив заколоченной дачи и ждала день и ночь своих хозяев. Едва слышались чьи-то шаги, появлялась ее умная породистая морда с такой надеждой в глазах, что скоро проходить мимо нее стало невыносимо. Несколько раз один сердобольный парень пытался забрать ее к себе, и всякий раз она сбегала от него и продолжала нести свое неусыпное дежурство с ошейником и волочившимся поводком... В любую погоду, замечая каждого проходящего. Так прошла и зима, и весна. А летом вернулись хозяева, и надо было видеть собачье счастье, когда она шла по поселку с хозяином, который обращался с ней как с ненавистной обузой, крича и пиная ее без всякого повода. Кто-нибудь скажет, что жалко собаку, а мне стало жалко хозяина, ему бы ее собачье сердце.

Этой осенью собаки что-то не видно, слышал будто ее убили, не знаю.


ОНИ СТОЛКНУЛИСЬ У БУЛОЧНОЙ

Они столкнулись у булочной, случайно. Застыли и смотрели друг на друга. Пятнадцать лет были мужем и женой и пять лет как не виделись.

- А ведь хорошо нам было вообщем-то, правда? - Правда... Он опаздывал на поезд, у нее кончался перерыв, они стояли, сомкнувшись лбами. Никто не хотел уходить, и поэтому не уходил. Проехал его поезд и кончился ее перерыв, а они все стояли, уткнувшись лбами, потому что было хорошо. Не говорили. Не плакали. И опять разошлись, боясь обернуться и посмотреть вслед. Я ничего не понимаю в этой жизни.


МОЙ ОТЕЦ

В те дни он не отходил от отца. Последние месяц-полтора, всюду с ним как хвостик. Раньше-то: с утра, да на улицу и в горы на весь день с ребятней, а тут ни на шаг. И отец брал его с собой, даже на покос бывало, полусонного. Завернет от прохлады и на телегу, тот проснется испуганно, а кругом уж все поет: и птицы, и отец вполголоса, и коса... Или вцепится в тяжелую отцовскую руку и не отпускает и ходит с ним. Отец остановится, разговорится со знакомым, зайдет в контору или на базар соберется, а ему ничего не надо, только быть рядом с отцом, только б не по потерять. И откуда он мог догадываться, что не увидит больше отца, что никогда уже больше не держаться ему за его большую теплую руку? Так и вышло: проводили на войну и погиб.

Я часто вижу этого пацаненка, чумазого от пыли и слез, глядящего на дорогу и уже все знающего. Шесть лет ему было. Это был мой отец.



СТРАННАЯ

- Странная ты какая-то.
-Я деньги потеряла.
- А чего улыбаешься?
- Понимаешь, я их нашла потом...
-Так нашла или потеряла?
- Я сама не знаю. Их женщина подобрала с ребенком. Неполноценным. В коляске такой...
- Ну и что?
- Я подошла, а она ко мне: вот, говорит, чудо-то, Богородица послала нам! Дурочка. Гляжу, а бумажки то мои: триста рублей пополам сложенные, Господи... не смогла я у нее забрать...
- Да может не твои "бумажки"?
- Мои, я чувствую, мои...
- А чего плачешь-то?
- Не знаю...
- Ну ты даешь, мать.


РАЗГОВОР

- И все трое на него, а он мог их в пять секунд положить, он только шагнул так, и они все попадали...
-Тебе привет, кстати, от Битюка-младшего, вчера встретил его с братаном, веселые: Вован вернулся, морда - во!
- А ему же нельзя убивать, он так сложил руки: "делайте что хотите"...
- Теперь опять за свое возьмутся, точняк.
- Один с перепугу бах его обухом по голове и вырубил, и пошло.
- Ты учти: у Вована зуб на тебя, ты думаешь Битюк зря тебе привет передавал?
- Да знаю. И они затащили его в избушку, думали он там деньги прячет, связали его, понял?, и стали топтать ногами, чтобы он сказал...
- С ним шутки плохи...
- Переломали ему ребра, руки, череп проломили, а он потом сам в монастырь пришел, когда очнулся! Входит в церковь весь в крови, избитый, все так смотрят...
-Я тебя предупреждал, смотри...
- А когда их поймали, он говорит "отпустите, а то уйду от вас'! Ты понимаешь?!
- Да успокойся ты, люди смотрят, ты че...
- Он потом всю жизнь согнувшись ходил и без зубов, а мог в два счета с ними разобраться! Без проблем, понял?
- Ну и дурак. Ты че, правда этому веришь?
- Да ты не знаешь, он мог из глины золото делать и не стал. Представляешь: сколько глины - столько золота!
- Почему не стал?
- А нельзя на халяву, понимаешь?
- Да? А сколько бедных, детишек несчастных, голодных, это как? Да хотя бы в казну, ты врубись, ты прикинь, как бы мы жили сейчас, как Эмиратах!.. Смотри какая девочка...
- Все равно.
- Ой, ну и дурят вас!
- А зачем дурят?
- Да чтобы вы в церковь ходили кланяться.
- А зачем?
- Чтобы вы их слушались там, как суслики!
- А зачем, для чего это им?
- Чтобы управлять вами, дураками, вести вас...
- Куда?
- Куда, куда... в рай!
- А что, плохо?
- Да нету этого ничего, обманывают вас!
- А зачем?! Тогда зачем?!!
- Да чтобы вы в церковь... все, с меня хватит. Слушай, пойдем лучше по пивку дернем, а?
- Не хочется.
- Из-за этого дурака, святого?
- Не говори так.
- А то что? В морду дашь, а потом в церковь пойдешь? Замаливать.
- И пойду.
- Да ты че, правда что ли? Ты ж некрещеный?
- Ну и что.
- Ну давай, давай, я посмотрю, как ты через пару дней придешь: "Санек, пойдем оттянемся".
- Не приду.
- Придешь как миленький!
- Нет. Не приду.


ИСПОВЕДЬ

У нас строгий батюшка. По воскресеньям он исповедует перед литургией и все ждут, когда, наконец, дойдет очередь до последнего. В этот раз последней была старушка. Глухая почти совсем.

- Вы что, на исповедь? - переспрашивает громко батюшка.
- Да вот пришла, - отвечает на весь храм, - а то глядишь помру...
- Грехи-то есть?
- Да как же, много, сынок, и ругалась вот и всяко было. Сильно я грешная. Ребеночка я тогда вытравила, в Круглове жили...

Батюшка быстро оглядывает нас. Но все стоят, опустив головы.

- Имя как? - кричит он.
- Да я не знаю имени-то, он ведь не родился, ребеночек. Я его...
- Твое, твое как?
- Мое? Я еще картошку мерзлую воровала с сестрой. С колхоза...
- Как зовут? Не сестру, тебя как?
- Антонина я... что, не простят меня?

Батюшка не знает что отвечать.

- Сильно грешная я... в войну тоже...

Он торопливо покрывает ее епитрахилью и она затихает, но не совсем, слышно как она еще что-то перечисляет. Ей удобно стоять согнутой, она ведь и ходит так.

- Господи, помилуй ее! - вырвалось у кого-то.


В ДЕТСТВЕ

В детстве моей 'вечной' обузой во дворе была сестра, она была младше меня на четыре года. Как-то зимой она увязалась за мною с санками, а мне надо было убежать со сверстниками по своим делам и я, посадив ее на эти санки, безжалостно мотал ее на них, резко разворачивая и опрокидывая на виражах, добиваясь того, чтобы она сама оставила меня и не просилась со мною к ребятам. И надо было видеть, как этот неуклюжий маленький человечек, перевязанный шарфом, в шубке, терпеливо страдая, вставал после каждого падения и усаживался обреченно в санки и опять вставал, не смея заплакать... Сейчас я возвращаюсь в детство и уже не убегаю, добившись-таки ее горького плача и отказа идти со мной, нет, я бегу к ней, к своей сестренке и целую ее, и отряхиваю ее от снега, и не нужны мне никакие ребята и никакие дела, я прижимаюсь к ее морозной щечке и шепчу: 'Прости, прости меня, Юлька, не плачь, я никуда не уйду, я не брошу тебя...'


СКАЗКА

'...Вышла она, ножкой топнула, ручки веточками пораскинула, зацвелась, зарделась вся, ягодка сладкая, смородинка, яблынька белая, ухоженная. Что ж тебя не берет никто, мимо ходят, за метлою пустою гонются, а сюда и не глянут как следываит? Для кого ж она така беленька стоит, кому достанется? Никому не досталася. Кончился ее бабий век, опустила рученьки, пригорюнилась.

Вдруг - стук-постук, на пороге - друг! Среди ночи гром-война, открывай ворота, встречай - ура! Душа обмерла...'

- Ты че, сказку слушаешь?! Пошли, нас пацаны ждут, скорее, там Фана билеты достал, понял! Надо еще шарфы и флаги успеть забрать, понял! Ие-ес! Сегодня мы им дадим за тот раз! Скорее, бежим!

'Интересно чем же там кончилось с этой, которой не везло, - думал он по пути, - не может быть, чтобы так кончилось... 'на пороге друг'. Конечно, все будет хорошо, конечно... в сказке всегда так бывает...'

Через тридцать лет он вспомнит об этом. Будет и гром и война. Будут и ворота. Он постучится в дом во время грозы, вымокший до нитки, и она откроет ему.

Вот тогда и вспомнит...


ВОТ ЕСЛИ БЫ Я БЫЛ БОГОМ

Вот если бы я был богом, я бы не удержался и провел рукой по верхушке леса. Это совсем не больно - как по метелкам полыни, так ведешь по ним долго, медленно... а если вдруг что-нибудь упало: труба там или вышка, я бы поднял и поставил на место. Обязательно. Или летит, допустим, самолетик, а я бы его взял так тихонько под крылышки - и опа! - перенес его в миг куда нужно. Вот бы все обалдели. Конечно, я помогал бы чем мог... Все-таки для всех людей я бы, пожалуй, богом не потянул. А вот для своих, для друзей, для тех, кого знаю и помню - другое дело. Я бы собрал их вместе и сказал: 'Знаете как я вас люблю всех, дорогие мои!' И дочке бы сказал: 'Ты не обижайся уж так на папку своего, он, знаешь, все время о тебе думает, ты бы приехала к нему...'.


БЕСНОВАТЫЙ

В храме притушили свет. Служба закончилась. Осталась последняя горстка людей, стоящих на исповедь, человек семь, не больше. Сейчас должен идти я, батюшка дал мне знать, а пока я переминаюсь с ноги на ногу и стараюсь не думать по пояснице, которая давно уже мечтает только об одном.. Батюшка тоже устал, но я не столько вижу его усталость, сколько догадываюсь о ней, от его плоской сутуловатой фигуры с длинными узловатыми руками, веет древним родным монашеством, он слушает. Женщина уже исповедалась, но не уходит, о чем-то просит батюшку, просит умоляющее-неотступно, показывает в глубь храма, он кивает ей и смотрит на меня. Я понимаю, что моя очередь сдвигается еще на одного человека и вздыхаю мученически. Женщина кого-то зовет, убегает, ведет и подталкивает осторожно какого-то рослого парня и тот встает передо мной, перед всеми нами, отстоявшими добросовестно более трех часов, он встает крепко расставив ноги мы видим как священник ласково то ли спрашивает о чем-то, то ли уговаривает его. Парень поднимает голову, и она поворачивается к батюшке, похожая на башню тяжелого танка. Следующим движением он хватает батюшку за нос и наотмашь бьет его, но батюшка успевает вырваться и увернуться. Стоящие рядом мужчины оттаскивают хулигана в сторону, но он ходит, ищет прорваться к священнику. На него страшно смотреть, вместо лица - мертвая белая злоба. Мы встаем перед ним, и я наконец-то готов к драке, я жду момента. Откуда-то взялся небольшого роста парнишка, обнимает его, говорит ему что-то как старшему брату, убеждает и утешает по-свойски, даже уводит его за колонну. Батюшка огорчен, но мать снова просит, просит неотступно, как будто ничего не случилось. Батюшка пожимает плечами. Она что рехнулась, не видит разве, что это не возможно, что его и близко нельзя подпускать к батюшке, о чем она просит, она ненормальная! '...он обязательно должен причаститься, понимаете, обязательно, Вы должны...' Снова шум, парень бьет своего 'утешителя', качаются и звенят лампадки, спешу туда и уже знаю как буду бить - так чтоб не встал. Его держат за руки, он вырывается и рычит, какая-то женщина, опережая меня, с бутылкой святой воды, подбегает к нему и полными пригоршнями начинает умывать его как непослушное дитё, привычно и споро, не давая опомниться. Парень откидывает голову, падает на колени, его начинает трясти, он бьется, он орет пугающим голосом, потом воет, потом сникает и вот уже рыдает жадно, захлебываясь, словно дорвавшись-таки до этого всей душой.

- Молитесь, молитесь все! - просит батюшка, он осеняет его крестом, брызгает святой водой и все громче, все увереннее читает над ним молитвы.

Один из держащих несчастного прижимает к себе его голову и целует его, кто-то гладит его по щеке, все стараются говорить что-то доброе, сажают его на лавку, обнимают, все молятся, крестят и крестятся... я разжимаю кулаки. Мать хлопочет, ей неудобно и радостно, '... о, женщина, вера твоя!..' Парень мирно всхлипывает. Батюшка накрывает его епитрахилью. Плачет и кается вслух парнишка-утешитель: он оказывается ударил один раз этого парня.

Так горько плачет, ему и невдомек, что он взял мой грех на себя. Господи, среди нас нет никого грешнее меня!


ДЕНЬ ЗАКАНЧИВАЛСЯ КАК ОБЫЧНО

День заканчивался как обычно: приятель подвез его до метро и они весело расстались, потом он доехал на метро до вокзала, потом ехал в электричке, сидя в углу у окна, потом вышел в "Красково" и долго шел по зыбучему, жирному снегу в свое пустое жилище и как всегда он не думал о ней, он не думал ни о чем таком и не вспоминал и совсем не жалел, он устал, предстояло готовить ужин или хотя бы чай, но и это прошло как-то незаметно и быстро, сытость тянула в постель, но предстояло еще помолиться и он заставил себя встать пред лампадкой. Он вздохнул и сказал: "Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Отче наш..." И тут услышал в себе потрясающе тихий Голос: "Что сынок?.." Больше он не смог произнести ни слова молитвы. Он стоял и плакал и не мог остановиться.

Утром он проснулся и вспомнил об этом. И не поверил: разве может быть Бог так рядом, так по-отцовски близко.. к нему?! Он поднялся, умылся, наскоро вытерся, предстояла молитва. Он подошел и встал пред лампадкой...


ПОТОМ

Всё любится потом. Когда понимаешь, что так больше не повторится. Не повторятся самые простые, самые незнаменитые, банальнейшие минуты жизни, которые остались где-то в тени событий ... О, эта 'скушная', 'проходная', 'убитая' 'между делом' жизнь, здравствуй, я виноват пред тобою! Не оттого ли ты похожа на сверхзвуковой самолёт: вот пролетел, а звук доходит потом...


НИЧЕГО


Среди ночи вдруг взлаяли собаки. Он долго лежал и прислушивался, но ничего не случилось. И утром, когда он встал, тоже ничего не случилось. И днем. И на следующий день, и потом. Он работал, он жил, возвращался домой, и ничего, ничего не случилось... Вот так.


ЛЕТО

Летом нужно обязательно лечь на спину и закрыть глаза, чтобы услышать набегающий шум и шелест. И потом долгое мычание в вышине самолетика... А когда откроешь глаза, они задохнутся от золота: от сверкания неба и листьев, от ее золоченых плеч и волос, от кончика носа и горячих коленок... Она что-то говорит в это время, что-то вроде:
- ... представляешь? Я ей говорю: ты что, с ума сошла, чего ты добиваешься этим, хочешь, чтобы он совсем...
Я целую ее в висок, в такую сладкую ложбинку, а потом уже невозможно миновать губами ее глазок. Это очень смешно, потому что он глупый, дергается и замирает...
- Ты совсем не слушаешь меня! Я тебе рассказываю, рассказываю, а тебе хоть бы... - говорит она, затихая.
Ветер накрывает нас тишиной облаков и лазури, и тогда она говорит действительно мудрые вещи, например:
- Слушай, а давай мы так и будем лежать с тобой, а? Пусть вот так все и останется... навсегда.
- А как же зимой? - задаю я детский вопрос.
- Глупый, ничего ты не понимаешь, - вздыхает она, - ты лучше молчи.
И я молчу. Сначала просто от любви. А потом уже от потрясения: ведь это же... ВЕЧНОСТЬ...


ОН ПОМНИЛ...

Он помнил случай из детства, как во время прогулки в парке был он ненадолго оставлен родителями на детской площадке. Было ему года два или три, не больше. Какой-то человек подошёл к нему и присел перед ним на корточки... в чём-то сером или поношенном... Не говоря ничего, не спрашивая, просто смотрел на него. Потом обнял. Странно, но он, всегда боявшийся незнакомых людей, не испугался тогда, не заорал, не заплакал. Подошли родители, но тому человеку не сказали ни слова. Стояли и смотрели, как тот прижимает к себе его детское тельце - одинокий, больной, онемевший от крика... И молчали.

Тогда ли он понял или потом, что это чужой человек - был он сам... Спустя всю свою жизнь.


МЕЧТА

Дожить бы такой меры жизни, при которой из всех на свете вопросов останется лишь один - "НУ, КОГДА?"


ЧЕРНЫШ
У нашей кошки родились котята. Четверо. Мы говорим, "четыре котлетки". Две недели, почти не вылезая, она сидела с ними в картонной коробке из под бананов, которую я выпросил во дворе магазина. А ещё через неделю они уже заскреблись на волю. Два белых, один серый и один чёрный. Когда опускаешь к ним руку, они пытаются фыркать, но получается только слабое х-х... Если возьмёшь кого-нибудь, тут же вопит от ужаса, и тотчас под моей рукой исступлённо встревоженная кошка-мать, просит: отдай! На, на бери. Не нужны мне твои "котлетки".
Глазёнки прорезались, хоть и мутные. Ходить ещё не умеют, заваливаются на бок, то в одну сторону, то в другую, и всё-таки скребутся, пробуют выбраться. Задирают головёнки, что самое главное и интересное - там, за высокой коробкой, там, где свет. Спят на брюшке у мамки, насосавшись досыта молочка, а когда её нет - друг на друге, сбившись в тесную братскую кучку. Ладно, пусть пока коробку осваивают, рано им ещё. И без вас дел хватает.
Так вот и стали жить.
В один из дней, закончив работу, я смиловался над ними, взял их из коробки к себе на диван. Они сразу притихли. Ещё бы, такой мир вокруг, невиданный! Качаются одуванчиками, таращатся на всё, принюхиваются. Глупыши и есть. Что, страшновато? Молчат, слов нет. Я для них что-то большое, могучее... непонятное, словно небо, полное грозовых облаков и тугого грома. Смотрят, смотрят... Мой палец, которым я пытаюсь гладить их по шёрстке за ушками, всё равно, что ствол вековечного дуба. Сосед советовал: утопи. Может и надо было, чего теперь говорить. Понимаете, хоть, что об вас речь-то? Ладно. Видно такая уж воля моя, живите. Тут пришла их мамашка, принялась вылизывать их, собирать, кормить...
Стали они подрастать, осмелели, научились вылезать из коробки. Теперь в их распоряжении вся квартира. Носятся друг за другом, борются, схватившись клубками. До всего им дело стало, везде залезть надо. Такая банда... Чудом не наступили, не раздавили их. И дверью уж сколько раз могли бы расплющить. А им всё нипочём. И невдомёк им, что кто-то наблюдает за тем, как они растут, убирает за ними, жалеет их; что кто-то кладёт им еду, играет с ними, и терпит их ночные стуки и шорохи, порванные страницы и оброненную с полки посуду. Чёрненький, то есть Черныш, повадился залезать ко мне на стол и садиться под лампой прямо на черновики. Очень настырный. Вот и сейчас, когда я вывожу на бумаге эти слова, он улёгся мне на руку, и внимательно следит за тем, как на белом листе появляются длинные витиеватые строчки, выползающие из металлического наконечника гелевой ручки... Остальные котята, прижавшись ко мне, на коленях. Черныш не выдерживает и начинает охотиться лапой за ручкой. Я беру его на ладонь, кладу на спинку. Это что ж такое, ты так и будешь мешать мне, да? Мы так не договаривались, Черныш. Ты разве не знаешь, что когда человек пишет, или что-нибудь делает, то ты не имеешь права ему в этом мешать, а можешь только тихо сидеть и смотреть, если это тебе так интересно. Я разговариваю с ним, а он слушает, подобрав лапки к животу. И неожиданно засыпает... Всё-таки довольно счастливое детство у вас, как я погляжу.
И так они подросли, можно сказать, вполне самостоятельные сорванцы. Знают куда ходить в туалет и куда прятаться от меня, когда я сержусь на них. В общем, пора их пристраивать куда ни то. Взяли мы с женой троих в сумку и понесли на рынок, а четвёртого дома оставили с кошкой, а то ей совсем грустно будет. Только форточку приоткрыли, чтобы она могла на улицу сходить по своим делам. Черныш сидел посреди комнаты, глядя, как мы уходим...
Мы встали со своими котятами рядом с продавцами цветов, их лиловые и сиреневые букетики из осенних хризантем, время от времени находили своих покупателей. Но самой бойкой торговлей мог похвастать лишь, стоявший напротив, хозяин аквариума с яркими рыбками, похожими скорее на волшебных водяных мотыльков или бабочек. У нас дело не шло, питомцев наших будто не замечали. Один раз, с умилёнными глазами, задержалась молодая женщина, посмотрела вопросительно на мужа, но он сделал вид, что не понял. Бросил взгляд на котят безногий инвалид, ковылявший мимо с откусанным батоном. Подошёл ближе, заулыбался. Уж совсем хотел было взять, да что-то вдруг передумал. Наши малыши притихли за пазухой под безмолвием своей судьбы, больше спали. Самое удивительное, что не проявляли никакого любопытства дети. Проходили, посасывая из горлышка "Пепси" и пиво "Клинское"... Так мы и вернулись домой ни с чем со своими котятами.
Дома ждала нас кошка, а вот Черныша нигде не было. Сначала думали залез куда-нибудь, вылезет. Не вылез. Всё подняли вверх дном, перерыли бельё и постели... Нет его и неизвестно куда пропал. Оставалось предположить, что кошка вынесла его через форточку. Но зачем? На всякий случай, я прошёл по саду, нарочно поднимая шум по опавшей листве. Где ты, Чернышка? Куда ты спрятался, дурачок? Без ответа. Даже за калиткой искал, там шоссе...
Делать нечего, легли спать. Жалко, коли погиб-то. А думать, что он ещё где-то мыкается, бедолага, не хочется. Ночью заморозки обещали. Чувствую, засыпаю, уже и сон вот... и вроде пискнул кто. Глаза открыл, может кто-то из котят на кресле? Прислушался - тишина. Показалось наверное. Вернулся я на бок, да не смог улежать - а вдруг? А вдруг..! Вскочил, накинул рубашку, вышел на крыльцо и сразу под окна. Стал шарить в углу по отмостке. Ну, где ты? Найдись, малыш. Темно. Ищу на ощупь... наткнулся! Вспугнулся комочек живой под рукой. Ну, точно - он! Дрожит, глупыш, как не дрожать, такие страхи. Несу, согревая на груди... свои, не бойся. Принёс домой, разбудил жену: Черныш нашёлся! "Правда? Где? Покажи... Ура -а!!" Проснулись соседи, дом задвигался, заворчал понимающе. У нас праздник - спасли душонку заблудшую! Казалось бы, велика радость, найти котёнка пропащего? Как сказать. Зато теперь всё на месте: и душа, и сердце, и мысли. И можно жить дальше... как Бог даст.

РОССИЯ
Снова страна снегов. Такой ей нынче дал быть Господь: белым бела. Божия Матерь укутывает её, покрыв и покрыв, как дорогое дитя. Проступают пятна от взрывов, от крови, а всё закутывает, всё качает: "не плачь, не плачь, потерпи... до свадьбы заживёт вот увидишь, обязательно заживёт"...


ЖИТИЕ
Жизнь частенько била её, донимали болезни... Она приходила усталой, с печатью неудач на работе и недовольства начальников, после давки в автобусе, после беготни за продуктами, и принималась за домашние дела: готовила ужин и обед на завтра, строго спрашивала уроки у дочки, подшивала ей новую юбку, читала сказку сынишке и вырезала снежинки; выбегала к соседке помочь обмывать покойника, и возвращалась, убирала за кошкой, и укладывала детей, подолгу целуя их; и встречала мужа и кормила его, рассказывая про что-то забавное, и не спрашивала почему он так поздно, но думала об этом, гладя его рубашки, когда все уже спали... Тихонько досматривала любимый фильм; тихонько ощупывала свою опухоль, пила таблетки. Потом тихонько молилась и ложилась в свою постель. Потом о чём-то вспоминала, вздыхая с улыбкой. А потом плакала, боясь разбудить своих, плакала, захлёбываясь от счастья...


ОНИ СИДЕЛИ НА ЗАДНЕМ СИДЕНЬЕ АВТОБУСА

Они сидели на заднем сиденье автобуса. Он смотрел в окно, отвернувшись от всех.

- Как сговорились все, подходят ко мне и хвалятся: Мне мой это подарил! А мне мой то! А мне мой гляди что... Одна я молчу и улыбаюсь как дура. А что мне им сказать, что ты мне даже коробки конфет купить не смог? - говорила она. - Знаешь как обидно было, ведь всем, всем мужья что-то подарили, одной мне, как будто я хуже всех... Скажи, я что, хуже всех, я что такая, что и конфетки не заслужила, скажи?..

Автобус шел долго, пробираясь по пустынным пригородным улочкам. Оставалось всего несколько человек в тусклом дребезжащем салоне. Я встал у задней двери приготовившись выйти. Она больше не зудела, она спала у него на плече, обхватив его за руку. Он все так же смотрел в окно, только огромная его ладонь осторожно гладила ее по голове поверх вязанной серой шапочки.


Яковлев Максим

_________________
Закрой дверь перед всеми ошибками, и истина не сможет войти. ( Р.Тагор )
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора

Рустик Ответить с цитатой  



Зарегистрирован: 20.08.2006
Сообщения: 926
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: 13 Фев 2008 18:58    Заголовок сообщения:
 
Спасибо, Надежда. На душе стало светлее. Улыбка
Интересно, а кто такой этот Яковлев Максим?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение

Голубка Ответить с цитатой  



Зарегистрирован: 11.01.2007
Сообщения: 181
Откуда: Киев

СообщениеДобавлено: 14 Фев 2008 04:02    Заголовок сообщения:
 
БЕСНОВАТЫЙ
ИСПОВЕДЬ
Грустно и радостно, и странно...

_________________
Напрасно ставят капканы на пути тех, у кого есть крылья...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail

Filit navis Ответить с цитатой  



Зарегистрирован: 17.02.2006
Сообщения: 1851
Откуда: Бородино-Можайск-Москва

СообщениеДобавлено: 14 Фев 2008 19:26    Заголовок сообщения:
 
очаровательные рассказики!
вот еще того же автора - http://zhurnal.lib.ru/j/jakowlew_m_l/frespoln.shtml

меня очень этот тронул:

ВСЁ РАВНО
Ходит человек с Верой, а другой - такой же - без веры. И тому, кто с верой, всё равно - зима, весна или лето, потому что у него вера. И другому тоже всё равно - весна ли, лето ли, потому что у него её нет.

_________________
Руки-ноги есть - обязан быть счастливым! ©

http://mywishlist.ru/wishlist/navis - если вам вдруг придется выбирать мне подарок, то..)



Последний раз редактировалось: Filit navis (14 Фев 2008 20:53), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Братья -> Искуcство, творчество
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
Страница 7 из 8

Choose Display Order
Показать сообщения:   
User Permissions
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете добавлять приложения в этом форуме
Вы можете скачивать файлы в этом форуме

 
Перейти:  


Рекомендуем посетить:


Свято-Троицкий Ионинский монастырь  Отрок.ua - Православный журнал для молодёжи  Православный каталог, христианское творчество  аборт, мини аборт, контрацепция,  БИБЛИОН - Православная медиатека: аудио, видео, книги


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group